Войти

Явление "Ингви"

YM5Его восхождение было стремительным, с тех пор, как он приехал из Швеции в Америку.
После короткого периода в "Alcatrazz" и "Stealer", он создал свою собственную группу "Rising Force" и результат - необыкновенное количество записей и турне за очень короткий срок.
Явление "Ингви" достойно более пристального внимания. Тщательное изучение его мелодических линий и композиций покажут, что у Ингви гораздо больше музыкальности, чем говорят злые языки. Его талант простирается гораздо дальше, чем просто способность играть 64-ми нотами.
"Почему я выбрал все это? Джими Хендрикс. Я видел его по шведскому TV в день, когда он умер - 8-го сентября 1970 года. Он заставил меня почувствовать, что играть на гитаре действительно здорово. Джими стал моим героем; я хотел быть как он".
К тому времени 7-летний Ингви уже научился играть на фортепиано и трубе, он вооружился акустической гитарой, которую подарила ему мать на 5-летие и начал учиться.
"Я играл, пока не заболели пальцы," - вспоминает он, - "я залепил их пластырем и продолжал играть. Я купил датчик и превратил акустику в электрогитару. Играл я через старый ламповый приемник старые битловские песни и шведскую музыку. Затем я начал играть соло."
Его увлечение гитарой превратилось в манию после того, как на День рождения в 9 лет на день рождения ему подарили "Fireball", Deep Purple.
Первую электрогитару, японский "Страт", Ингви купил у брата, а в 1975 году заменил ее на Fender Stratocaster. Брат Ингви играл на ударных в их самой первой группе "Burn and Power", чей репертуар состоял из собственных песен, Deep Purple и Хендрикса. В 12 лет Ингви начал учиться на акустической гитаре. В юности он добился больших успехов, занимаясь по 9 часов в день.
"Существовала только музыка. Все свободное время я отдавал гитаре и логически пришел ко многим вещам, о которых позже читал. Вместо того, чтобы учить теорию гамм и думать подобным образом, я открыл их сам, слушая. Я стал видеть их на грифе. Я также читал и до сих пор храню почти все номера журнала Guitar Player с 1975 года".
В один прекрасный момент Мальмстин перестал слушать гитаристов и сконцентрировался на И.С. Бахе и блестящих скрипичных композициях Николо Паганини.

"У Баха я узнал много чудесных красивых мелодических вещей. Но если вы хотите познать максимальные возможности, нужно слушать Паганини. Что этот парень выделывает со своей скрипкой в 24-м каприсе - это предел. Ни один гитарист в мире так не может. Я хочу играть на гитаре так же, как он на скрипке. Это цель для меня - играть такую музыку, которую большинство рок-гитаристов играть не смогут".

- Считаете ли Вы себя Heavy Metal-исполнителем?

- Да, до определенной степени. Этот термин широко используется в настоящее время для различной музыки. Я думаю, что heavy metal - это когда перед тобой 5 тысяч человек и ты разбиваешь свой Страт о Marshall. Считается, что НМ - это музыкальная форма. Для меня - это форма шоу. Музыкальные формы, которые я использую, гораздо более сложные и прогрессивные, на них повлияла классическая музыка. Но то что я делаю на сцене - это heavy metal.

- Как Вы разыгрываетесь?

- Никак. И в этом проблема. Я поступал так многие годы. Я просто начинал играть "с места в карьер", 180 миль в час. Вероятно, это неправильно. Поэтому сейчас у меня много неприятностей с тем, чтобы достичь высокой скорости. Результаты хороши, но путь к ним - не слишком.

- Ваша игра постоянно улучшатся?

- Фактически, да. Не важно, что лет 5 назад я мог играть так же быстро, как сейчас, или быстрее. Я думаю, я вырос как музыкант. Вот что я всегда хотел подчеркнуть: я вовсе не смотрю на себя как на гитариста. На самом деле меня это не заботит. Я музыкант, я композитор, аранжировщик и продюсер - последнее время именно этим я занят. Все это требует значительно большего, и уже не важно, что ты гитарист. Сначала пишешь музыку и делаешь аранжировку. Заканчиваешь проект сведением и продюсерской работой. Сюда входит очень многое, я контролирую все, от первого до последнего шага. А игру на гитаре можно улучшать всегда, когда захочешь. Самое большое, чего я добился - быть музыкантом "вообще.

- Вы сочиняете для других инструментов в Вашей группе?

- Я всегда это делаю и никак иначе. И весь сольный альбом ("Rising Force") был именно такой - соло, клавиши, даже ударные. Все полностью. Вот что я имею ввиду под совершенствованием - полный контроль.

- Какую музыку Вы считаете наиболее вдохновляющей?

- Классическую. Во-первых все, что написал Бах. Также Паганини. Я не говорю: "Да! Я слушаю Баха и сейчас напишу что-нибудь вроде этого". Я просто погружаюсь в эту музыку. Что бы я ни написал, будет звучать именно так, хочу я этого или не хочу. Люди прогрессируют быстрее сейчас, чем 15 лет назад, так как им есть на что опереться. Но мне не нравится то, что игра на гитаре стала больше, чем только музыка. Это как идолопоклонничество. О клавишниках, например, такого не слышно. Игра на гитаре становится спортом - "он может играть быстрее всех", " он лучше, чем тот-то, да, да, да". Кому это надо? Это неверно, потому что снижает значение музыкальности вообще.

- Что Вы делаете, если на сцене берете неправильную ноту?

- Я обычно делаю ошибки, но тут ничего не поделаешь. Это лишь заставляет меня играть лучше в следующую секунду.

- Используете ли Вы шанс во время концерта сыграть то, что никогда раньше не играли?

- Постоянно. Я очень возбуждаюсь и играю прямо "с потолка". Однажды я начал играть "Hava Nagila", и вся группа играла со мной. Это было великолепно! Я даже не знаю, как играть эту вещь, но тем не менее начал ее играть.

- Как Вы совершенствуете Ваши электрогитары?

- В основном они - обычные Страты с проточенными грифами. Я подтачиваю их с помощью напильника и наждака. Когда я прижимаю струны, они никогда не касаются грифа, только ладов. Большинство тех, кто играет на моих гитарах, нажимают слишком сильно и струны звучат фальшиво. Я могу играть на любой гитаре, но предпочитаю проточенные, это дает больше контроля. Однако, так труднее играть быстро, потому что струны стоят высоко. Я использую звукоснима-тели "Di Marzio". Мой гитарный техник Ферги работал с Ричи Блэкмором, и мои гитары звучат несомненно похоже на Ричи. Ферги знает точно, как держать их в форме.

- Вам нравится играть на акустической гитаре?

- Да. Я люблю играть на акустике, но это очень трудно из-за того, как я ощущаю звук. Мой электрический звук очень сильно искажен и имеет много сустейна. Но когда я играю на акустической гитаре, у меня нет ни дисторшна, ни сустейна. На Страте я много играю легато - иногда на сцене я исполняю все соло левой рукой - на акустической гитаре я этого сделать не могу.

- Есть ли у Вас предсказание о будущем рока?

- Нет я не погружен полностью в рок-гитару. Я никогда не слушаю гитаристов. Я даже не знаю, что сейчас происходит. Мне плевать на это. Поэтому я не могу ничего предсказывать. Я думаю люди знают, что я пытаюсь сделать что-то другое, "необычное".

- Но если Вы хотите делать коммерческую музыку, следить за тем что популярно - необходимо?

- Да, но для этого не обязательно слушать гитаристов. Я не думаю, что это надо знать, так как это делает все вокруг однотипным. Все пытаются не отстать от других. Я отказываюсь это делать.

MASON Records

Другие материалы в этой категории: « YNGWIE MALMSTEEN для Guitar World YNGWIE MALMSTEEN для журнала ALIVE #1(7), 2001 »

Для работы со звуком
для деловых людей и интересные факты

Войти или Зарегистрироваться