Войти

Steve Vai на службе у дьявола?

Шестого июня Стиву Вэю, уроженцу Long Island, New York, исполнилось 40 лет. vai2
Как вы увидите из нижеследующего интервью с маэстро, событие это подтолкнуло его к определенной переоценке ценностей.
После более чем 20-летнего пребывания на сцене он вдруг понял, что его музыка стала такой же гладкой и монотонной, как и его карьера, что пропала та самая «сумасшедшинка», та крупица хаоса, которая и делает музыку притягательной для слушателей.
А ведь в далекие 70-е именно под впечатлением эмоционально неуравновешенной музыки Jimi Hendrix и «Led Zeppelin» он и взял в руки гитару.
Дебютировав в любительской группе «Rayge», во время учебы в Berklee College в Бостоне он уже руководил группой «Morning Thunder».
Очарованный музыкой Frank Zappa, Стив знакомится с ним, выслав ему записи переложенных на ноты гитарных импровизаций мастера. В результате в 1979 году он оказывается в составе группы Фрэнка. В 1983-м Стив дебютировал как солист с альбомом «Flex-able» и мини-альбомом «Flex-able Leftovers». В 1984-м он занимает место Yngwi Malmsteen в группе «Alcatrazz», в 1986-м он уже в группе David Lee Rоth, а три года спустя оказывается в «Whitesnake». Анонимно принимал участие в записи альбомов «Public Image Ltd». В настоящее время Стив совершает турне в рамках промоушна его последнего творения «The Ultra Zone».

Я слышал, что у тебя новая причуда - разведение пчел...

Я не назвал бы это причудой. Это обычное хобби.

Расскажи о нем.

С удовольствием. Знаешь, пчелы меня все время притягивали. И в один прекрасный день мне в голову пришла идея установить в саду перед домом ульи. Это оказалось легче, чем я думал. Разведение пчел не отнимает много времени, а удовольствие огромное. Есть возможность отключиться от других дел: от музыки, от окружающей действительности, от всего. Среди пчел ты, наконец, можешь побыть сам с собой, что иногда бывает так необходимо! А кроме того, у тебя есть великолепный собственный мед.

Можно ли опасаться, что однажды ты порвешь с музыкой и целиком посвятишь себя пчелам?

Можешь не беспокоиться. Этого не произойдет ни сейчас, ни когда-либо в будущем.
Несколько лет назад в интервью для журнала «Guitar World» ты сказал: «Я мог бы стать лучшим. Я знаю, в чем секрет высокого гитарного мастерства, но для этого у меня не хватает времени». Тем не менее, ты находишь время на пчел, на собственный лейбл «Favored Nations», на множество других дел...
Слова, которые ты процитировал, свидетельствуют лишь об одном: о моем лицемерии. Но все-таки ты прав - я откусываю больше, чем могу съесть. Только лишь для того, чтобы почувствовать вкус. Хотя знаешь... Пчелы, если так подумать, занимают один час в две недели. Собственный лейбл поглощает меня, однако он очень важен для меня, т.к. дает ощущение свободы. Что еще? У меня есть семья, а ей нужно уделять немало времени. Но поверь мне, я по-прежнему уделяю массу времени на развитие и совершенствование своей техники. Хоть уже и не так, как в былые годы, когда я не выпускал гитару из рук от пробуждения до отхода ко сну. Жизнь - это еще и другие дела, в которых также хочется поучаствовать. Конечно, я мог бы быть сейчас лучшим гитаристом, чем я есть, и я продолжаю оттачивать свою технику игры. Но в действительности, я уже достиг достаточно многого. Я достаточно хорош, чтобы выразить то, что я хочу выразить. Я перестал быть рабом гитары и хочу вкушать всю полноту жизни. Пойми меня правильно, игра на гитаре по-прежнему приносит мне огромное удовольствие и по-прежнему много для меня значит. Мне и теперь, как и раньше, случается спать с гитарой!

А как обстоят дела с твоим увлечением «Harley Davidson»? Я знаю, что и оно отнимает некоторое количество времени...

Это мое увлечение берет начало еще со времен, когда я был подростком. У моего брата был «Harley» - действительно огромная машина. Я тоже хотел заиметь такого зверя, но мог о нем только мечтать - «харлеи» чудовищно дорогие. Первый свой мотоцикл я купил, когда переехал в Калифорнию. Это был дешевый небольшой агрегат, который служил мне просто как средство передвижения. Когда я стал играть в группах и зарабатывать больше денег, до меня вдруг дошло, что у меня уже достаточно средств для того, чтобы приобрести «Harley». И я купил сразу пять машин. Радость была неимоверная. Ничто не дает такого чувства свободы, как езда на мотоцикле, а в особенности на «Harley Davidson». Это волшебная, в совершенстве сконструированная американская машина. Сейчас у меня несколько «харлеев», среди них такие, как «Knucklehead» 1946 года, «Electroglide» 1994-го. Но я не езжу на них сейчас так часто, как когда-то. С тех пор, как у меня появились дети, я понял, что кому-то я нужен больше, чем себе самому.

Недавно ты признался, что запись пластинок таким способом, как в прежние годы, теперь для тебя немного утомительна. А во время работы над своим последним альбомом «The Ultra Zone» ты пробовал внести нечто новое в процесс записи?

Видишь ли, в случае «The Ultra Zone», пожалуй, трудно говорить о новом подходе к записи. Я сделал пластинку таким способом, каким делаю это обычно. Вначале я окончательно обдумал концепцию альбома. А затем собственноручно все исполнил. Хотя было одно исключение: я использовал в «The Ultra Zone» несколько вещей, записанных с группой. Обычно я не работаю с другими людьми-музыкантами, продюсерами, композиторами и не думаю, что в будущем что-нибудь изменится. А если говорить об усталости, то больше всего изнуряет меня сама цикличность: альбом-турне-альбом-турне. Я решил как-нибудь это разнообразить, сделать так, чтобы один сезон отличался от другого. Например, сейчас я работаю над изданием бокса из 10 CD с не использованными ранее записями. Чуть позже я запишу очередной гитарный альбом. А затем я хочу записать мюзикл. Мне кажется, что у меня получится. Я уже договорился с организаторами одного фестиваля в Голландии насчет премьеры в 2003 году. Для реализации моего проекта будет специально создан оркестр, в который войдут как музыканты, играющие на традиционных инструментах, так и роковый состав. Подумываю также и о каких-нибудь нестандартных аранжировках. По-видимому, в проекте будет участвовать также группа поющих актеров. Меня ожидает совершенно иное дело, нежели просто работа над очередным альбомом. Мне кажется, что сейчас самое подходящее время для того, чтобы внести в мою артистическую жизнь немного хаоса.

Вернемся к разговору об «Ultra Zone». Я слышал, что ты использовал в нем пару старых вещей, тех самых, о которых ты упоминал выше. Это отличная музыка. Возникает вопрос, почему она так долго лежала «в столе»?

Ты должен понимать, что на каждую композицию, которая попадает в мои альбомы, приходится тридцать, а то и сорок таких, которые отправляются «в стол». Я творю и записываю постоянно. Например, в настоящем турне во время каждой отстройки я наигрываю и записываю как минимум по одной новой композиции. И все это «лежит в столе». У меня уйма неиспользованного материала, к которому я время от времени возвращаюсь. Прослушиваю старые пленки в поисках идей. А так как я уже не концертирую так часто, как раньше, то подумываю о том, чтобы внимательно переслушать все пленки, упорядочить их и подготовить план издания посмертных альбомов Steve Vai (смеется). Хотелось бы, чтобы они выходили раз в четыре года, 29 февраля. А у меня материала столько, что хватит на сто лет. Забавная идея, правда?

Мне очень понравился альбом «Ultra Zone»...

Спасибо.

Однако интересно, как ты сам оцениваешь его на фоне своих классических работ прошлых лет?

Думаю, что это такой альбом, который должен был появиться именно в это время. Знаешь, первые пластинки, плоды неожиданно свалившейся на голову артистической свободы, завораживают своей юношеской витальностью. Это справедливо в отношении моих ранних альбомов, таких как «Flex-able» или «Passion And Warfare», зато последующие альбомы становятся все более и более зрелыми. И мне кажется, что на «Ultra Zone» есть немало вещей, которые я не в состоянии был создать в начале своей карьеры. В то же время мои ранние работы имеют достоинства, которые я не могу воссоздать сегодня.

Когда мы с тобой разговаривали несколько лет назад, то останавливались на таком вопросе: удастся ли тебе когда-нибудь записать что-либо с Joe Satriani, который был когда-то твоим наставником? И вот удалось. Вы поехали вместе в турне, а третьим был гитарист Eric Johnson, в результате получилась совместная пластинка, которая называлась «G3». Что ты чувствовал, работая с Joe Satriani?

Это была большая честь. Да что там, это было просто фантастично. Мы собрались троицей, чтобы поклониться гитаре, отдать ей дань уважения. Для меня возможность выступления с Satriani и Johnson была великолепной школой. Оба этих парня - гении от музыки. Посмотреть, как они играют, а тем более играть вместе с ними - чарующий экспириенс.

Недавно ты принимал участие в записи «Symphony №1» Joe Jackson. Совместная работа с ним также была волнующим переживанием?

О, да! Я уже давно являюсь большим поклонником Joe. Могу сказать даже, что всегда на вопрос о том, с кем бы я хотел сыграть, я неизменно отвечал: с Joe. Этот парень соответствует моим представлениям о современном артисте, творящем музыку, которая звучит у него в голове, делающем то, к чему душа лежит. Не думаю, что ему обязательно был нужен я. Дело в том, что «Symphony №1» включает гитарные партии. А сегодня очень трудно найти гитариста, который умел бы читать по нотам. Так получилось, что в то время, когда Joe работал над своей симфонией, у нас с ним был общий менеджер. И он предложил Joe позвонить мне и пригласить сыграть на его альбоме. Я так и сорвался с места. Знаешь, я не назвал бы это совместной работой. «Symphony №1» от начала до конца написана Joe. Мое задание состояло в точном воспроизведении написанного - нота к ноте. Но я был действительно счастлив возможности это сделать.

В предыдущей беседе я спрашивал тебя о таких этапах твоей карьеры, как совместная работа с Frank Zappa и «Whitesnake». Не хватило времени поговорить о группе «Akcatrazz»...

Это был короткий эпизод в моей карьере, но я его хорошо помню. Мне тогда впервые выпала возможность записать пластинку с рок-группой. И это было большим удовольствием. Тем более, что коллеги доверили мне всю музыкальную часть. Хотя они и сами внесли большой вклад, однако при работе над подобным репертуаром гитарист всегда является главным композитором. И для меня это был первый случай издания собственных композиций. Кроме того, во время того сейшна я сошелся с Eddi Kramer, феноменальным рок-продюсером. Правда, тогда я еще не совсем это осознавал, но немного позже до меня дошло, насколько велик его вклад в историю рока. К сожалению, мой роман с «Alcatrazz» был коротким. Нам не хватало поддержки, в которой мы нуждались. Однако пластинка «Disturbing The Peace"» которую мы записали в 1985 году, близка мне до сих пор. Я хочу включить ее в бокс, о котором уже упоминал.

Как ты думаешь, почему такой религиозный человек, как ты, автор песни «For The Love Of God», был выбран на роль дьявола в фильме «Crossroads» («Перекресток»)?

Если точно, то не дьявола, а гитариста на службе у дьявола. Как это было? Ry Cooder работал над музыкой у этому фильму, и ему был нужен гитарист, играющий эмоционально, «буйно»: он позвонил в редакцию одного из гитарных журналов и обратился за советом. Они порекомендовали меня. Прочитав сценарий, я сразу понял, чего от меня ожидают. Потом мы встретились с режиссером, Walter Hill, и он предложил мне не только исполнить дьявольскую гитарную партию для саундтрека, но и самому появиться на экране и воплотить образ того дьявольского гитариста. Я никогда не снимался в кино, однако пробные съемки вышли удачными. И я получил эту роль. Знаешь, образ этого героя я сыграл без труда. Признаюсь, что в определенный период жизни я источал вокруг себя необычайно темную ауру. Такая извращенная экспрессия собственного эго получалась у меня легко и приносила большое удовольствие. Но я уже давно этого не делаю. Это нездоровое явление - для людей, которые тебя окружают, а также для твоей собственной духовности, твоего психического и физического здоровья.

В конце нашей беседы мне хотелось бы поздравить тебя с попаданием на голливудскую Аллею Звезд Рока...

Да-да. Это место сделано по образцу Аллеи Звезд Кино перед Китайским театром, где актеры оставляют отпечатки своих ладоней на панели. Точно так же здесь оставляют свои отпечатки музыканты, которые внесли большой вклад в развитие рок-музыки за последние 20 лет. Понятия не имею, почему они выбрали меня, но считаю это за честь. Знаешь, это сильное чувство, когда проходишь мимо и видишь на тротуаре отпечаток своей ладони рядом с такими величинами, как Джимми Пейдж или Фрэнк Заппа. До сих пор не могу поверить, что меня удостоили такой чести. И искренне надеюсь, что никогда не подведу людей, которые выбрали меня.

MASON Records

Для работы со звуком
для деловых людей и интересные факты

Войти или Зарегистрироваться