Войти

Меркьюри и звёзды

FREDDIE MERCURY
("The show Must Go ON')

Глава 9

Меркьюри и другие звёзды. Синтез музыки и танца

" Талант всегда себя проявит дорогуша".


16Фредди
Меркьюри был общителен, амбициозен и при этом легко впадал в скуку. Эти качества помогли ему сойтись и сработаться с другими звёздами. Он любил компанию известных людей из мира шоу-бизнеса, и многие из них были гостями на его вечеринках. Хотя Фредди и стремился быть первым среди рок-музыкантов, он никогда не видел в соперниках угрозу своему первенству, наоборот - они косвенно способствовали его карьере. Меркьюри обладал огромной работоспособностью, что давало ему возможность выпускать сольные альбомы. Он работал и с другими исполнителями. Наиболее необычным и оригинальным стало сотрудничество с Монсеррат Кабалье, в то время как наиболее интересными партнёрами в поп-фьюжн стали Дэвид Боуи и Майкл Джексон.

  "Куин" и Боуи работали в Швейцарии над "Under Pressure", в студии в горах, где записывался альбом "Hot Space". Это была в основном танцевальная музыка с отличными импровизациями на бас-гитаре, попавшая в британские списки хитов в ноябре 1981-го. Девять лет спустя другая версия "Under Pressure" возвратилась в хит-парады, когда Ванилла Айс позаимствовал эти импровизации для своего "Ice Ice Baby", проданного в миллионах экземпляров.
  Рассказывает Меркьюри: "Песня "Under Pressure" появилась совсем случайно. Дэвид пришёл в студию в Монтрё, где мы работали. Мы начали импровизировать вместе. Песню сочинили очень быстро и, главное, удачно.
  С Дэвидом очень интересно работать, он чрезвычайно талантлив. Его игра на Бродвее в пьесе "Человек - слон" заставила меня по-новому взглянуть на актёрское мастерство. Возможно, этим я и займусь в будущем"
.
  Боуи купил дом недалеко от тихого швейцарского городка Монтрё, чтобы отдохнуть от бешеной жизненной круговерти и наркотиков, которые чуть не разрушили его карьеру.
  "Куин" приехали в Монтрё, и я пошёл навестить их в студии. Мы начали играть джем, что и положило основу песни "Under Pressure". Нам понравился мотивчик. Всё было закончено через сутки", - вспоминает Боуи.

n15В отличие от Боуи, плоды сотрудничества Меркьюри с Майклом Джексоном никогда не увидели свет. "Это были три песни, но, к сожалению, мы их не закончили. Мы оба были очень заняты, и не получалось быть одновременно в одной стране, чтобы завершить работу", - говорил Меркьюри.
  Одна из песен, над которой они начинали работать, была записана Джексоном в дуэте с Миком Джаггером. Она называется "State Of Shock". Они работали вместе в течение четырёх дней в студии Джексона в Лос - Анжелесе. Это была странная пара: Меркьюри не представлял своей жизни без секса и наркотиков, Джексону были совершенно чужды эти пристрастия. Для поддержания тонуса Фредди нюхал кокаин. Сначала ему приходилось это делать в туалете, чтобы не шокировать Майкла, для которого наркотики, сигареты и алкоголь не существовали.
  Впервые они встретились после концерта "Куин" в Лос - Анжелесе.
  Говорит Меркьюри: "Он часто к нам приходил. Каждый из нас интересовался творчеством другого. Мы демонстрировали друг другу новые работы. В конце концов мы решили: почему бы нам не сделать что-нибудь вместе? Я чуть было не попал на его альбом "Thriller".
  Я получал удовольствие, работая с Джексоном, тем более что мы с ним друзья. Одна из песен называлась "State Of Shock". Майкл позвонил мне и предложил её закончить. К сожалению, я не смог - у меня были обязательства перед "Куин".
  Меркьюри сделал массу записей, которые так и не попали к слушателям. Одна из самых необычных была сделана с Уэйном Иглингом, солистом Королевского балета, который был близким другом Меркьюри. Однажды Иглинг убедил певца использовать танец в своём творчестве и стал хореографом видеоклипа "I Want To Break Free".
  "Фредди часто приходил на мои выступления в "Ковент - Гарден". А я бывал на его концертах. Мы стали друзьями и даже записали вместе одну песню под названием "No I Can't Dance". Для меня петь было тяжёлым испытанием - мне казалось, все слышали, как колотится моё сердце. Но работать с Фредди было одно удовольствие. У меня до сих пор сохранилась эта запись", - говорит Иглинг.
  По его словам, Меркьюри постоянно выдавал какие-то новые идеи и проекты. "Он хотел снять в дискотеке клип-шутку с участием солистов балета, таких как Нуриев и Фонтейн".
  Рок-идол 60-х, один из близких друзей Меркьюри
Дэйв Кларк, говорил со мной по телефону из своего офиса в центральномn13 Лондоне.
  Впервые Кларк встретился с "Куин" во время их концерта в Гайд-парке в сентябре 1976-го. "Я наблюдал за концертом сбоку, со стороны сцены. Мне понравилось выступление Фредди. Затем мы встречались на разных вечеринках и концертах. После нашей совместной работы в студии мы стали настоящими друзьями".
  Их сотрудничество началось в 1985 году, когда Кларк предложил Меркьюри написать основную тему для мюзикла "The Time". Это был первый опыт Фредди в жанре мюзикла; там не менее его песня вошла в списки популярности следующим летом.
  "Я уважал творчество группы и думал, что Фредди будет тяжело работать, но оказалось совсем наоборот. Он хотел совершенства, но прислушивался к советам. Он мог работать с шести утра до шести вечера. Даже в студии он пел, как будто перед ним многотысячная аудитория. Он выкладывался до конца".
  Хотя Фредди была по душе работа над музыкой, но он всё-таки не был настолько тщеславным, чтобы самому участвовать в представлениях.
  "Фредди сказал, что сыграет только в трёх из восьми спектаклей. Он обещал приехать на спектакль, чтобы исполнить пару песен. Он сдержал слово и выступил для фонда Терренса Хиггинса".
  У Меркьюри была ещё одна черта, вспоминает Кларк, о которой не могла знать публика. В жизни Фредди был противоположностью своего сценического имиджа. Он был очень внимателен к друзьям. Во время работы в студии "Abbey Road" он приносил с собой разные яства и угощал всех. Там были икра, лососина, различные сыры и его любимое шампанское "Кристалл". Его щедрость распространялась даже на незнакомых людей.
  Когда он слышал по телевизору о чьих-то финансовых трудностях, он анонимно, через одну из своих компаний, посылал чек. Я помню, как он послал чек паре, чей дом конфисковали за неуплату долгов, когда они были на работе. Увидев что-то в новостях или услышав о чьи-то бедах - немедленно тянулся за своей чековой книжкой. Он был искренне щедр. Есть старая история о клоуне, который всех веселит, когда он на сцене, но его жизнь исполнена печали. Имидж часто бывает обманчивым".

  Кларк познакомил Фредди с сэром Лоуренсом Оливье: "Я работал с Оливье над "The Time" и однажды пригласил его на обед. Мы слушали один из альбомов Фредди, когда Оливье сказал: "Вот актёр как раз для тебя". Я передал эти слова Фредди, и он не мог поверить, что это сказал о нём один из самых великих актёров. Фредди был несказанно рад. Впоследствии я позвонил Ларри и спросил, не хочет ли он встретиться с Фредди у меня. Ларри и леди Оливье очень быстро подружились с Фредди. Они обладали отменным чувством юмора и беспрестанно всех веселили.
  Фредди очень любил оперу, и он был первым, кто отважился заниматься её популяризацией. Да и пение в дуэте с такой примой, как Монсеррат Кабалье, тоже требовало немалого мужества.
  Всё, что он делал, было выверено и продумано досконально. Я помню, как он работал над клипом "I'm Going Slightly Mad", уделяя исключительное внимание режиссуре освещения. Когда смотришь его видео, удивляешься умению выражать слова визуальными образами. Он знал, чего хочет, вплоть до каждого звука и оттенка. Он сам делал почти все сценарии и осуществлял постановку".

  Поклонники Меркьюри потеряли своего кумира - Кларк потерял друга: "Он был как редкая картина, повторить которую невозможно. Я был один с Фредди, когда он умер - очень мирно и совсем неожиданно. Для нас это был шок. Я думал, Фредди сможет дожить до Рождества.
  Каждый, кто умирает своей смертью, хочет, чтобы вокруг были близкие люди. Если бы мы знали, что Фредди отпущено всего несколько часов, его родители были бы с ним".

  Кларк говорит, что Меркьюри сохранял присутствие духа до самого конца: "Он был мужественным и не хотел быть никому обузой. Фредди был независим и боролся с болезнью, не оставляя надежду, постоянно молился и верил, что всё будет хорошо. Он даже продолжал работать".
  Кларк опровергает утверждения о том, что Меркьюри объявил о своей болезни, потому что знал о том, что скоро умрёт: n16"Фредди сделал заявление, чтобы пресечь слухи. Он не подозревал, что умрёт так скоро. Это было очень смелое заявление, но он решился, потому что чувствовал необходимость такого шага. Он всё делал самостоятельно и сам написал это заявление. Фредди обратил внимание на опасность СПИДа задолго до того, как узнал, что он болен. Он принял участие в благотворительном концерте в пользу фонда Терренса Хиггинса в апреле 1988 года.
  Никто не может указывать человеку, как себя вести, особенно в такое время. Фредди приходилось думать не только о себе, а обо всех, кто его окружал. И это помогло многим. Нашлись и такие, кто утверждал, будто всегда были рядом с ним. На самом деле они не общались с Фредди несколько лет".

  Кларк также опроверг слухи, согласно которым дом Меркьюри был превращён в госпиталь. Он сказал, что никогда не видел в доме ни медсестёр, ни специального оборудования.

n17Даже на людей, встречи с которыми были мимолётны, Фредди мог произвести глубокое впечатление. Одним из них был Питер Спрингфеллоу, владелец нескольких известных ночных заведений в Америке и Британии. Спрингфеллоу за свои пятьдесят два года повидал много людей шоу-бизнеса. Он вспоминает эпизод появления Меркьюри в его лондонском клубе "Хипподром": "В один из вечеров по клубу пронёсся слух о возможном приезде Меркьюри. Было такое впечатление, что должны прийти король и королева Непала или по крайней мере какой-то известный политик. Все только об этом и говорили, прекратили танцевать и начали глазеть на балкон, где Меркьюри должен был материализоваться. Наконец он появился весь в белом шёлке. Раздались бешеные аплодисменты.
  Все знали, что это настоящая звезда. Он вел себя, как звезда, и излучал сияние. Он вошёл в клуб, как он обычно выходил на сцену. Только фанфар не хватало. Это был настоящий театр".

  Спрингфеллоу и Меркьюри познакомились в 1972 году. Имя молодого певца тогда ещё было мало известно, но было что-то, что запало в память Спрингфеллоу с их первой встречи. Это - тщеславие Меркьюри. "Он был очень славным малым с длинными вьющимися волосами и очень забавным. Мы встретились в моём клубе "Синдирелла Рокфеллерс", и я предложил сфотографировать его "Поляроидом". Фредди начал позировать, и я сделал несколько кадров. Ни один ему не понравился, и он просил меня снимать ещё и ещё. Помню, я истратил две плёнки, прежде чем он согласился оставить одно фото для клуба. С ним было очень легко общаться, но Фредди постоянно контролировал свой имидж".
  Обычно после изысканного обеда в одном из самых шикарных лондонских ресторанов "Понтевеччио", расположенном в двух шагах от дома Меркьюри, вся компания направлялась к нему. Дома часами, до позднего вечера, шло обсуждение музыкальных новинок, велись споры о том, кто лучше. Но Меркьюри и его друзья никогда не касались в этих разговорах соперников по жанру вроде Мика Джаггера, Дэвида Боуи или Элтона Джона, а также более молодых претендентов на рок-корону. Разговоры велись вокруг оперы и балета - двух главных пристрастий Меркьюри. На многочисленных стеллажах в доме располагались видеокассеты и пластинки с записями балетных и оперных постановок.
  Частый гость на этих вечерах танцовщик Уэйн Слип рассказывал мне: "Фредди был без ума от оперы и балета. Он здорово в них разбирался и мог говорить на эту тему часами. Обычно он демонстрировал какие-то из своих многочисленных записей, и мы долго спорили, кто лучший оперный певец и кто может взять ноту выше. Фредди очень любил сопрано и сам обладал великолепным голосом. В балете ему более других нравился Брайони Бринд, а из спектаклей - "Месяц в деревне", а также "Лебединое озеро" и "Ромео и Джульетта".
  Его смерть стала для нас трагедией. Он был прекрасным и очень талантливым человеком. Мне особенно обидно, что он раскрыл свой талант не до конца. Меркьюри был единственным рок-исполнителем, спевшим в дуэте с величайшей оперной звездой. И это было лишь началом; он говорил мне, что собирается идти дальше.
  Фредди также использовал в своих работах элементы балета. Я думаю, что он непременно написал бы что-то для оперы или Королевского балета".

  Меркьюри и Монсеррат Кабалье сотрудничали при записи альбома "Барселона" (пластинка заняла 25-е место в британских списках популярности в октябре 1988-го). Одноимённый сингл вошёл в десятку хитов годом раньше. Песня была специально написана для Олимпиады 1992 года.
  Впервые Меркьюри увидел Кабалье на концерте в 1983 году. О своём восхищении её талантом он говорил в программе испанского телевидения. После этой программы Монсеррат предложила встретиться.
  Вспоминает Меркьюри : "Она спросила, не хочу ли я сделать что-нибудь вместе с ней. Я был ошеломлён. Хотя я люблю оперу, мне никогда не приходило в голову её петь. После встречи с Монсеррат я узнал о музыке очень много нового. Я её очень уважаю.n22   После нескольких встреч мы нашли, что у нас схожее чувство юмора. Я всегда думал, что великие оперные певцы очень недоступны, серьёзны и высокомерны. Но это было лишь иллюзией. Она была великолепна: после того как я признался, что мне нравится её пение, она сказала, что любит мою музыку и в её коллекции пластинок есть записи "Куин". Монсеррат даже думала, что я предложу ей спеть какой-нибудь рок-н-ролл, и призналась, что ей было бы интересно".
  Идея совместной записи с каждым днём становилась всё более реальной: "Изначально мы думали только об одной песне, но постепенно материала становилось больше, и мы работали уже над альбомом. Поначалу мне было трудно писать музыку для наших голосов. Может показаться смешным, когда представишь нас вместе, но факт остаётся фактом - в музыке у нас много общего, несмотря на массу других различий. Это доказывает сама музыка".
  Необычный дуэт впервые предстал перед шестью тысячами зрителей в экзотическом ночном клубе "Ку" на Ибице в мае 1987 года. Концерт был призван содействовать избранию Барселоны местом проведения Олимпийских игр 1992 года. Дуэт Кабалье и Меркьюри в сопровождении оркестра из восемнадцати музыкантов был гвоздём программы.
  После концерта Меркьюри вспоминал: "Пение вместе с Монсеррат было незабываемым событием. Перед выходом на сцену я не мог поверить, что это действительно со мной происходит. Я знал, что рисковал, решившись на это, но, когда всё закончилось успешно, у меня появилось желание сделать нечто подобное".
  В октябре 1988-го Меркьюри и Кабалье выступили на стадионе Авингуида Де Мария Кристина в концерте, также посвященном Олимпиаде-92. Я был одним из журналистов, доставленных самолётом из Лондона на это шоу. Это было последнее публичное выступление Фредди
Меркьюри .
  Концерт, в котором также принимали участие Дайэн Уорвик, "Еарс, уинд энд файер", "Шпандау баллет", транслировался на весь мир. Среди более чем ста пятидесяти тысяч зрителей на концерте присутствовало много важных особ, включая короля Хуана Карлоса, королеву Софию и принцессу Кристину. Позже члены королевской семьи встретились с Меркьюри.
  Те, кто пришёл насладиться "живым" вокалом Меркьюри, были разочарованы. Меркьюри пришлось петь под фонограмму, так как у него возникли проблемы с голосом. Именно тогда поднялась новая волна слухов. Ему также пришлось отказаться от приёма в городском Палаччо де Пердраблес.
  Тем не менее концерт дал большие сборы, которые пошли в фонд Красного Креста на помощь детям, проживающим в зонах военных действий. После концерта опечаленный Меркьюри извинялся: "Царила удивительная атмосфера. К сожалению, что-то случилось с голосом перед самым моим выступлением. Я не мог рискнуть петь живьём". Позже он также добавил: "Я не хотел петь живьём, потому что у нас было недостаточно времени для репетиций. А эти песни очень сложные". О своей встрече с королём Карлосом и его семьёй он сказал: "Они были очень милы, особенно кроль. В его присутствии я чувствовал себя очень легко. По словам короля, он рад, что я написал песню для Олимпиады. Он думает, что она обязательно станет хитом".
  Вспоминая время, проведённое с Меркьюри, Кабалье так отзывалась о его таланте, доброте и щедрости: "Он всегда говорил, что у меня голос, как кристалл, и присылал мне ящики дорогого шампанского "Кристалл". Он, должно быть, истратил на него целое состояние. В ответ я послала один из моих расшитых золотом костюмов. Фредди выставил его в своём доме. Он был очень добр ко мне, и мы крепко подружились. Нас объединила любовь к музыке. Фредди любил разную музыку, но особенно - оперу. Я думаю, он хотел привить любовь к опере многим молодым людям, его поклонникам. У нас были очень интересные импровизации - он играл на пианино, а я пела. Я хотела, чтобы он попробовал петь оперные партии, ведь у него был великолепный голос. Пару раз мне удалось его уговорить. Во время последних записей в студии он выглядел утомлённым. Я думала, что это обычная усталость. Работа в студии нелегка.
  n14Во время одного из последних телефонных разговоров он сказал, что не сможет навестить меня в Барселоне. Его голос, как всегда, был весёлым. Я не знала, что он так болен".

  Меркьюри верил, что балет, как и опера, может найти интересные точки соприкосновения с роком и открыть новые горизонты для творчества.
  Познакомившись со многими танцорами Королевского балета и с бывшим руководителем труппы сэром Джозефом Локвудом, Меркьюри даже участвовал с ними в благотворительных концертах.
  "Я репетировал с ними различные движения, - вспоминал он, - стоял у станка и делал растяжки. Я собирался сделать за несколько дней то, на что у них ушли годы. Это было самоубийство. У меня всё болело".
  На сцене во время исполнения "Богемской рапсодии"
Меркьюри исполнял прыжки и пируэты: "Я сделал один экстравагантный прыжок и упал в руки танцоров. Они понесли меня вдоль сцены, а я продолжал петь. Это было очень зрелищно, и публика неистовствовала. Это, конечно, был не Барышников, но получилось совсем неплохо для стареющего новичка".

Глава 10

MASON Records
Другие материалы в этой категории: « СПИД: слухи и правда Молодые годы »

Для работы со звуком
для деловых людей и интересные факты

Войти или Зарегистрироваться