Войти

Интервью для Guitar Spilien (2000)

«Guitar Spilien» : - Прежде, чем начать наш разговор, позвольте задать вопрос, vai 1ответ на который интересует многих. Чем Вы занимаетесь в свободное от музыки время? Есть ли хобби?
Steve Vai : - Есть. Одно время я увлекался «Harley Davidson`ами». У меня было несколько мотоциклов.

«GS»: - Какая любимая модель?
SV: - Моим любимым «байком» был «Knuklehead» 46-го года. Кроме того, есть «`94 Electroglide». Хороший мотоцикл.

«GS»: - Вы и до сих пор ездите?
SV: - В последнее время нет: дети, знаете ли. Я стал гораздо серьезнее относится ко всему, что делаю в своей жизни. Каждый раз, когда сажусь на мотоцикл, не покидает ощущение, что кому-то ты нужен больше, чем даже сам себе. Какое-то предчувствие что ли...

«GS»: - Получается, что все свое свободное время Вы дома с детьми?
SV: - Столько, сколько могу себе позволить. Также я занимаюсь пчелами.

«GS»: - Да ну?
SV: - У меня пять ульев.

«GS»: - Приличное хозяйство! Мед продаете или оставляете себе?
SV: - Нет. Его не так уж много. Это - как хобби. Дарю друзьям. Ну, сами понимаете, хороший подарок на Рождество.

«GS»: - Была ли у Вас возможность побродить по web`у?
SV: - Конечно.

«GS»: - Какие сайты Вам понравились?
SV: - Сейчас, вот, учу правила black jack...

«GS»: - Много ходите на «Vegas»?
SV: - Не так уж. Мне нравятся карточные игры. Трачу на них в среднем около часа в неделю. Если надоедает без толку болтаться в on-line, иду на странички пчеловодов.

«GS»: - Надо же! И много их?
SV: - Нет. Много хожу на «CD-Now» и «Amazon».

«GS»: - Все покупаете в on-line?
SV: - Нет. Мне нравится ходить за покупками, но в Сети есть много того, чего в магазинах днем с огнем не сыщешь.

«GS»: - Что Вы слушаете сейчас?
SV: - Недавно купил пару «компактов» Denny Gatton`а. Denny Gatton - гитарист. И он феноменальный. Много слушаю «бродвея»: мюзиклы и тому подобное.

«GS»: - Когда бываете в Нью-Йорке, ходите на шоу?
SV: - О, да. Мне действительно очень нравится театральная музыка.

«GS»: - Что Вы можете сказать о сегодняшней популярной музыке? Нравится? Или Вы считаете, что недостаточно талантливых людей?
SV: - Людей талантливых не больше, чем обычно. Все зависит от того, с какой стороны посмотреть. Популярное радио сильно отличается от того мира, в котором я живу. Случается, что и на популярном радио звучит что-то интересное. То есть, хорошая песня - она и есть хорошая песня. К сожалению, многих интересных музыкантов не услышать. В смысле, в «популярном мире». В андеграунде сидят многие великие музыканты, люди талантливые, которые делают интересные вещи. Просто поп-радио их игнорирует. Поймите: радиостанции есть часть конгломератов, которыми контролируется все и вся. Это беспощадная машина, перемалывающая маленького человека в своих жерновах.

«GS»: - А что Вас раздражает?
SV: - Многие хотят стать богатыми и знаменитыми. И это, как мне кажется, неправильно. Люди могут говорить что угодно, но хотят они лишь славы и богатств. Штука вот в чем: начиная, люди руководствуются самыми лучшими побуждениями. Они хотят делать музыку от души. Но раз мы живем здесь и сейчас, то от «машины» никуда не деться. Проще простого повернуть на 180 градусов, подогнать свою музыку под существующий формат. Постоянно приходится с этим сталкиваться.
У меня замечательная компания звукозаписи. «Epic» действительно очень хороша. Только что я закончил работу над пластинкой. Это моя лучшая запись. Это - мое: мои предпочтения, пристрастия... Хочу показать всем пример, как надо делать запись. Первоначально хотелось некоей «доступности», «радиоудобоваримости». А потом я ушел с головой в композицию. Результат получился прямо противоположный задуманному. По-моему, неплохо... Песни крепкие, хорошие и коммерческие. Прекрасно понимаю почему они не звучат по радио. Это как замкнутый круг.
Если твою музыку не крутят по радио, ни о каких продажах не может идти речи. Если ты не продаешься, гастролей - не видать: не играть же перед десятком слушателей. А если нет денег, не на что записывать новую пластинку. В этом смысле мне немного повезло. Моим поклонникам наплевать есть ли у меня радиоэфиры или нет. Но для того, чтобы перескочить на следующий уровень, необходимо сделать что-то для радио. В моем случае придется уподобиться «Limp Bizkit», «Korn» и другим группам. Но я не могу этого сделать. Это не моя музыка.

«GS»: - Есть ли давление со стороны звукозаписывающей компании? Она хочет, чтобы Вы писали хит-синглы или поощряет свободу творчества? Вы делаете то, что хотите?
SV: - Я - птица свободного полета. Пишу, что хочу, потому что этого хочет моя публика. Из меня не пытаются сделать поп-звезду. И тогда я говорю: «Yeah! А не сделать ли что-нибудь для радио. Если этого не будет, как ехать на гастроли?» Они - мне вроде того: «Именно! Нам бы хотелось запустить что-нибудь из твоих вещей в эфиры. Хоть сейчас!» Тогда я начинаю отнекиваться: конечно, конечно, конечно...

«GS»: - Когда и почему Вы взялись за гитару?
SV: - Я страстно влюбился в инструмент. По-моему, дело в классе третьем. Тогда у нас появился новичок, который собрал вокруг себя компанию. Он бренчал на гитаре. Я подумал: «Боже мой! Он играет на гитаре! Как клево!» Это было клево. Гитара - очень изящный инструмент. Она символизирует рок-н-ролл. Вот с чего началось мое увлечение. Потом к нам приехали «Partidge Family». Представляете: молодые ребята играют на гитарах! Я подумал: «Geez! Я тоже хочу!» Услышав потом «Led Zeppelin», я боялся подходить к инструменту. Так и думал: это чересчур круто...

«GS»: - ... чересчур круто?
SV: - Я думал, что это чересчур круто, и люди будут смеяться, услышав что я пытаюсь сделать. Я никому не рассказывал, что учусь играть на гитаре, прятался от окружающих. А однажды меня взяли в бэнд. Вот как это было.

«GS»: - Умели ли Вы играть до того на каком-нибудь другом инструменте?
SV: - Я играл на аккордеоне. На тубе - в «хай скул». Можете себе это представить?

«GS»: - Бэнд - то есть группа?
SV: - Вообще-то, я играл в оркестре.

«GS»: - На гитаре в оркестре?
SV: - Ну, да. Это было давно и не правда.

«GS»: - Вам расписывали партии или?..
SV: - Мы разучивали всевозможные пьесы. Их ставил драмкласс. «On The Town», «Cold Borders», «Anything Goes»... Там были партии гитары. Так я начал играть в оркестре.

«GS»: - Где-то вычитал, что Сатриани считает Вас своим лучшим учеником. Как Вы думаете он, прежде всего, хороший учитель или все-таки хороший артист?
SV: - И то, и другое. Он - отличный учитель!

«GS»: - Вы получали удовольствие от занятий? Были сложности?
SV: - Не без этого. Собственно, не было бы гитариста Джо Сатриани, вероятно, не было бы гитариста Стива Вая. Еще в школе мы сильно побаивались Джо. Он мог исполнить все эти чертовы партии. Я дорожу уроками Джо. Каждое занятие было как маленькое сокровище. Он многому меня научил: песням, теории, риффам... Я приходил домой и переваривал полученное. Это - единственное, что у меня было. У нас не было «Nintendo». У нас не было видеоигр. У нас не было MTV. У нас не было Интернета. У нас не было многого, что есть сегодня. Все, что у нас было, - записи, LP, винил. У нас не было видео. Не было возможности проанализировать все движения Джимми Пейджа. Мы ждали каждого выхода «Song Remains The Same», «Jimi Hendrix story», других программ по ТВ. Садились, слушали, снимали. У нас была группа. Мне тогда было тринадцать. У нас была группа, и это было очень важно. У нас не было многого из того, что есть у современных тинейджеров. Таким образом, уроки гитары имели для меня колоссальное значение.

«GS»: - Он был последовательным приверженцем теории? Или больше значения уделял импровизации?
SV: - Я приходил к нему домой, и мы джемовали по 6 часов кряду.

«GS»: - Вы тогда придумывали что-то свое, оригинальное? Или снимали Пейджа?
SV: - Если приходишь к Джо со словами «Можешь ли показать эту песню?», процесс занимал не более пяти минут. Он знал все. Когда приходило время джема, это был чистой воды эксперимент: слушай и играй. Если ты не джемовал - тебе большой минус. Просто играй все, что слышишь. Вот о чем это я. Сейчас я дух не переношу джем-сейшны. Показываешь вещь - всем нравится. Знаешь эту песню? Она мне тоже очень нравится. Так давайте начнем играть и посмотрим, что из этого получится!.. Дело, пожалуй, в индивидуальности. Джо - яркая индивидуальность. Он пишет замечательные песни и записывает сногсшибательные пластинки. Это парень - невероятный импровизатор.

«GS»: - Как-то он сказал, что уважает Вас за то, что первые несколько лет занятий Вы выкладывались на все сто. Сколько Вы занимались?
SV: - Практически все время. Прихожу из школы - занимаюсь на гитаре. И так до поздней ночи. На выходных я занимался с утра до 7 часов вечера, а потом мы с друзьями направлялись на Friday night. Я играл днями и ночами. Много репетировал, когда появилась группа. Режим был почти армейский: по 9-10 часов в день. Иногда и больше.

«GS»: - Словом, на выходных Вы только что и делали, как занимались на гитаре?
SV: - Ну, да.

«GS»: - Сколько Вы занимаетесь сейчас? Вы и до сих пор много времени отводите на занятия?
SV: - Хотелось бы больше, но у меня всегда находится 10 миллионов других дел. Когда надо, я собираюсь с мыслями. Сейчас, вот, закончил работу над новой пластинкой и отдыхаю. Я играю не меньше часа в день. Это, конечно, ничто, но помогает сохранить форму. Иногда могу не играть неделями. Если не занимаюсь некоторое время, пальцы начинают отвыкать, становятся "дубовыми". Мне действительно надо заниматься больше.

«GS»: - Значит по часу в день?
SV: - Что-то типа того.

«GS»: - Когда Вы играете дома (все мы знаем именное оборудование, которое используется официально), чему отдаете предпочтение? Пользуетесь тем же «официальным» музинвентарем?
SV: - Я разработал усилитель, который назван «Legacy». Это - фантастический аппарат! Он открывает новое измерение! Люблю его до смерти! Я действительно играю через него дома. У меня есть маленький комбик, который я использую. Нет, серьезно...

«GS»: - Какие у Вас гитары?
SV: - «Ibanez». Я разработал их для «Ibanez`а». Они отвечают всем моим требованиям. Я могу играть все, что угодно, и на чем угодно, но игра на этом инструменте доставляет мне истинное наслаждение. Перепробовав множество гитар, постоянно возвращаюсь к «Ibanez`у». У него есть звук, отдача и все такое прочее, что, собственно, и прельщает меня в этом инструменте.

«GS»: - Эту гитару Вы делали под себя? В противовес ширпотребу, который выбрасывается на рынок?
SV: - Да.

«GS»: - Возвращаемся к «Legacy»... Сколько времени заняла работа над разработкой усилителя?
SV: - Около полутора лет.

«GS»: - Вы знали какие лампы и динамики будут использоваться?
SV: - Все, что я делал, - получал их родные усилители. Слушал. Я твердо знал что хочу в них изменить. По большому счету, пришлось их полностью переделывать. Усилитель сделали буквально «с нуля». Я посылал его на пробу разным инженерам, спрашивал их мнения. С «Carvin`ом» очень легко работать. Пришлось хорошенько потрудиться, но мы получили действительно очень качественный продукт. Отличный аппарат! У него - двойной контур панели управления, что в современных усилителях большая редкость. Он станет массовым продуктом. Хотя реальная его стоимость - гораздо больше. Но такова политика «Carvin»: торговать напрямую. При покупке можно получить значительные скидки. И это здорово, потому как я бескомпромиссен, что до собственных предпочтений.
«Jem» - дорогой инструмент не потому, что я на нем играю. В этой гитаре есть много нюансов, которые и делают ее уникальной. Тоже самое с «Legacy». После него вас не устроит ни один усилитель. Вы получите аппарат, который стоит того. Если усилитель продавать через посредников, то обойдется он дороже. Но, повторюсь, так «Carvin» строит свой бизнес: они торгуют напрямую.

«GS»: - Вы на самом деле доверяете «Carvin»?
SV: - У нас долгие отношения. Как только они перебрались из Калифорнии, подарили мне мой первый усилитель. Мне всегда хотелось иметь дело с компанией по производству усилителей, и с ними, в частности. Завязать деловые отношения ни с кем не удавалось. У больших компаний нет времени достаточно времени на меня. «Carvin» всегда был со мной. Таким образом выбор пал на них.

«GS»: - Ваш новый альбом записан с «Legacy»?
SV: - Новый альбом... Часть его записана еще до того, как появился усилитель. Но в основном - именно с ним. Это можно услышать. Это очевидно: песни звучат лучше!

«GS»: - Пару слов о Вашем новом альбоме.
SV: - Новый альбом называется «The Ultra Zone». Он представляет собой подборку из 10 CD, куда вошли композиции, которые шли в стол по тем или иным причинам. Есть много материала, что мне нравится. Он и собран на «The Ultra Zone». Первоначально предполагалось, что «The Ultra Zone» будут представлены сильные гитарные номера, которые можно будет сыграть «живьем» без проблем с аранжировками. В таком, вот, духе. Но получилось плотная, яркая, сочная запись. Сам не пойму: как это может войти в один альбом! Музыка вся в моей манере. «The Ultra Zone» - плод моего настроения. Я верю, что когда человек в определенном настроении, он лучше фокусирует внимание. Я это называю «ультра- зоной». Когда начинаю писать вещь, хочется чтобы многое зависело от тебя, что-то, что задевало бы внутренние струны. По крайней мере, одну - в каждой песне.

«GS»: - В «Fire Garden» много пения. Есть ли оно в «The Ultra Zone»?
SV: - По-моему в 4-5 песнях есть вокальные партии.

«GS»: - Возвращаетесь к гитарному инструменталу?
SV: - Не совсем. Я и сам не знаю в каком направлении иду. Если в вещи слышится хороший вокал, я его сделаю. На самом деле я не рассуждаю, что должно быть, а чего не должно. Это весьма и весьма условно. Пластинка закончена. Она очень эклектичная. Я ей доволен.

«GS»: - Как насчет гастролей? Последует тур в поддержку нового альбома? Да, когда намечен выход?
SV: - На 7 сентября.

«GS»: - ... 7 сентября? И после этого в тур?
SV: - Тьфу, тьфу, тьфу!

«GS»: - Каковы масштабы турне? Собираетесь прокатиться по всем континентам?
SV: - Да. Начнем в Америке. Затем, вероятно, поедем в Индию (это будет в начале января). Потом - Южная Америка, Япония, Европа, Австралия и Россия.

«GS»: - На Вашем официальном сайте имеется информация о новом благотворительном фонде «Make A Noise». Вы и словом не обмолвились...
SV: - Вообще, мы еще не начали официально работать, но уже зарегистрировались. По сути, «Make A Noise» - это моя попытка поделиться полученным музыкальным образованием. Мы будем собирать средства, инструменты, прочее имущество, которые могут предоставить благотворительные организации. Помощь будет направлена в те школы, где музыкальные программы сведены на нет. Когда я был молод, занимался в замечательном классе теории. Многое узнал о музыке! Это сильно обогатило меня и мою жизнь! Я не был силен в знаниях: хромали английский и соцдисциплины. Короче, мне было просто скучно. Зато по математике у меня была твердая «четверка». Если ты подготовлен хуже своих сверстников, чувствуешь комплекс неполноценности. Но я занимался в музыкальном классе, где был круглым отличником. Там я был первым. Занятия мне безумно нравились. В настоящий момент таких классов нет, поскольку нет средств на их содержание. Это во многих школах.
Нашей целью является восставить эти классы, ведь ни для кого не секрет, что в наши дни музыка чрезвычайна важна. Она помогает развивать мышление у подростков. Одно из направлений нашей деятельности - создание CD библиотек, где можно будет взять компакт-диск, который невозможно достать.

«GS»: - Что-то вроде общественных библиотек?
SV: - Да. Когда я жил в Беркли, учился в Берклинском музыкальном колледже в Бостоне, то получил бесценное знание о мире музыки. Сначала я жил в небольшом городишке в Лонг Айленде. У меня было много друзей, которые увлекались прогрессивной рок-музыкой. От них я многое узнал. Но никто не имел понятия о джазе, классической музыке или фьюжн. Переехав в Беркли, где была библиотека, я познакомился со всем Фрэнком Заппой, Чарли Паркером, Майлзом Дейвисом. Все это было под рукой! Заказать эту музыку было невозможно. Думаю, что это очень важно и может изменить чью-то жизнь. Когда имеешь представление об этой музыке, ее многообразии, это может качественно изменить твою жизнь. Вот к чему мы стремимся в конечном счете.

«GS»: - Да, но как привлечь людей?
SV: - В настоящий момент мне нужен кто-то, кто возглавил бы организацию. Мы собираемся сотрудничать с несколькими подобными организациями, что занимаются аналогичной деятельностью. А как привлечь людей? Да, как угодно: начиная от всевозможных аукционов, заканчивая джемами с моим участием.

«GS»: - И когда нам ожидать премьеры?
SV: - Мы собираемся заявить о себе в полный голос вместе с релизом пластинки. Не могу сказать насколько это возможно. Предстоит еще много работы.

«GS»: - Деятельность развернете в Калифорнии или по всей стране?
SV: - Хотелось бы по всему миру.

«GS»: - Эка замахнулись!
SV: - Для начала, думаю что будет толк, если мы соберем CD-библиотеку. Выберем одну-единственную школу, где она найдет применение, присмотримся. Потом попробуем в других школах.

«GS»: - Что вдохновляет Вас на написание музыки? Откуда черпаете вдохновение? Или идеи приходят прямо «с потолка»?
SV: - В отличие от гениев мне приходится ждать вдохновения. И когда оно приходит, я лихорадочно делаю все, чтобы схватить ее суть, чтобы развить впоследствии. Все, что мне надо, - суть, главная линия. Потом я могу тщательно продумать идею, но суть идеи приходиться дожидаться.

«GS»: - Назовите Ваших гитарных героев. Бывший одноклассник - не в счет.
SV: - Огромное влияние на меня оказал Джимми Пейдж. Но есть и другие: Хендрикс... Мне очень нравятся Стиви Рей Воган, Дэнни Гаттон, Рой Бучэнен, Ричи Блэкмор... Словом, все великие.

«GS»: - Вы ответственны перед своей публикой?
SV: - В большинстве случаев да. А иногда я не чувствую не перед кем ответственности.

«GS»: - Какой совет Вы могли бы дать гитаристам: от начинающих до профессионалов?
SV: - Признайтесь себе в своих недостатках и достоинствах. Независимо от того кто Вы: гаражный музыкант или прожженный профи. Вершины покоряются не сразу. Шаг за шагом, медленно и уверенно. Любите музыку. Просто любите музыку и дайте ей выход наружу. Занимайтесь. Собственно, и все, что хотелось бы сказать... Мне постоянно задают этот вопрос. И каждый раз я отвечаю по-разному...

MASON Records

Для работы со звуком
для деловых людей и интересные факты

Войти или Зарегистрироваться