Войти

Братство свободных

Александр Майстровой

В заполненном предрассудками сознании обывателя народ Израиля и масоны "обречены" на участие в мировом заговоре, миф о котором в течение веков успешно кочует по миру. Самое жаркое место в аду уготовано тем, кто в минуты крушения духовного идеала оставался нем.Данте Алигьери

Почти три столетия существует эта планета, не отмеченная в звездных атласах и не изучаемая в учебниках астрономии. Планета с единым законом и единым народом, забывшим о расах, религиях и сословиях, с условным разделением на границы, повторяющие очертания государств, со своими послами, символами и нормами человеческого общения. Вышедшее из недр христианской цивилизации новое племя людей превратилось в первопроходцев демократии в мире насилия и беззакония. Их окружали и окружают мистический страх и мистическая ненависть, порождающая мифы о существах с пёсьими головами, оборотнях и коварных карликах, подкапывающихся под фундаменты государств и религиозные догмы. Только евреи так же страстно и настойчиво стремились исправить мир, и только евреи столкнулись с такой же патологической злобой и непониманием, как обитатели этой удивительной земли – великого братства вольных каменщиков.

Поход длиной в триста лет

1108927638Адольф Гитлер был первым человеком, решившим уничтожить не только евреев, но и масонов. Сперва в собственной стране: 18 апреля 1933 года масонские ложи Германии были распущены, и их мастера (так называют себя руководители лож) арестованы. Затем – за пределами Германии. "Демократия – не что иное, как масонское правление на деньги еврейского капитала, – объяснял фюрер своему народу. – И если мы не уничтожим их, они уничтожат нас". Пророчества великого убийцы сбылись. Исполинская битва добра и зла состоялась, но масоны переиграли палача: два лидера держав-победительниц, представлявшие их на Потсдамской конференции в 1945 году, были... членами международного братства вольных каменщиков: Уинстон Черчилль, принявший вызов фюрера в 1940 году и с упорством бульдога подбиравшийся к горлу нацистской Германии, и президент США Гарри Трумэн, чьей настойчивости во многом обязан своим рождением Израиль... Это не было случайным совпадением. Никто не сделал так много для демократии в ее борьбе против тирании, как масоны, и никто при этом с таким упорством не хранил в тайне имена своих наиболее достойных сынов. Они начали свой поход за свободу в 1717 году на Британских островах, и ни в одной стране даже по сегодняшний день вольные каменщики не пользуются большим почетом, чем в Великобритании. Англия до сих пор остается единственным государством, где во главе масонской ложи стоит представитель королевской семьи, и каждый из членов братства может беспрепятственно прийти за помощью или советом к своему высокородному "брату". Спустя восемьдесят лет после появления английской ложи члены братства зажгли факел свободы за океаном. Первый президент США Джордж Вашингтон, основавший Капитолий и заложивший основы американской конституции, нес на груди знак принадлежности к вольным каменщикам – золотой циркуль, пересекающийся с золотым треугольником, внутри которых расположены символы трех религий – звезда Давида, крест и полумесяц. За ним последовали еще 14 (четырнадцать!) президентов-масонов, среди которых наиболее известны в наше время вышеупомянутый Гарри Трумэн и Джеральд Форд. Все они, будучи хозяевами Овального кабинета, одновременно возглавляли и большую американскую ложу вольных каменщиков. Представления масонского братства о свободе и демократии легли в основу американской конституции, определившей развитие самой могущественной державы XX века. Немало масонов и среди нынешних конгрессменов и сенаторов.
Без участия вольных каменщиков не обошлось ни одно освободительное движение ни в одной стране. Французские революционеры, многие декабристы, сподвижники Симона Боливара и Джузеппе Гарибальди в Италии были связаны узами великого братства.

"Вторая жизнь" Ицхака Барзилая

Alle frimurer symboler"Ничего удивительного здесь нет. Вольные каменщики всегда были борцами за свободу. Это вытекает из взглядов, которых мы придерживаемся", – утверждает бывший мастер Объединенной израильской ложи вольных каменщиков Ицхак Барзилай.
Ицхак Барзилай – в недавнем прошлом великий магистр созданной сорок лет назад Большой израильской ложи вольных каменщиков и посол датской ложи в Израиле. По совместительству он – контролер отчетности и один из основателей Общества людей с высшим образованием по изучению общественных проблем Израиля. Кроме того, в известном смысле он – репатриант из России. Правда, в 1935 году Пинск, откуда Барзилай уехал в Палестину, был польским городом, и мастер Большой ложи, учившийся в пинской гимназии, помнит лишь несколько русских слов. Начав новую жизнь в поселении (тогда еще только поселении) Петах-Тиква, Барзилай сделал прозаическую карьеру открывшего собственное дело бухгалтера и одновременно поднялся до вершин таинственного мира, называемого "братством вольных каменщиков". Впрочем, сам он считает, что приписываемые масонам стремление оставаться в тени, скрытность и замкнутость – продукт человеческой глупости и склонности искать тайну там, где ее никогда не было. "Какая может быть тайна, если тысячи братьев собираются на празднование очередного юбилея ложи в Англии, на торжества приглашаются журналисты со всего мира, двери открыты для всех желающих, а поздравления нам присылают крупнейшие политические деятели страны, в том числе сама королева? – возмущается он. – То, что о нас пишут, не имеет ничего общего с реальностью". Увы, за почти три столетия своего существования Общество вольных каменщиков обросло мифами, которые давно уже живут собственной жизнью, и ни сами масоны, ни хваленый прагматизм западного человека не в состоянии эти мифы разрушить.

Флер тайны

Freemasons.hall.london.arp.750pixУ масонов два образа, и различие их – в полярности эмоциональных зарядов, которые эти образы сопровождают.
С одной стороны, великое братство приобрело устойчивую славу организации, сочетающей сектантский фанатизм служителей дьявола с жесткой иерархией, вульгарным атеизмом и анархистской беспринципностью. На оборотной стороне медали "двуликого Януса" можно различить завораживающие образы канувших в прошлое могущественных тамплиеров, а еще дальше – тени египетских жрецов с их неразгаданными мистериями. Однако у обоих мифов есть своя родословная, и, невзирая на флер тайны, она прослеживается достаточно отчетливо. Первому мифу масоны, без сомнения, обязаны католической церкви. Вольных каменщиков постигла судьба евреев – нет лучшего способа вызвать ненависть к врагу, чем посеять в душах людей страх и смуту. Евреям приписывались ритуальные убийства детей, масонам – служба Антихристу. В результате и те, и другие превратились в "орудия Сатаны" и стали вызывать по отношению к себе безотчетный страх, в свою очередь порождавший самые нелепые небылицы. При этом, объективно говоря, у прелатов святой церкви были достаточно серьезные причины, чтобы испытывать неприязнь к масонскому братству. Проповедуя всеобщее добро, равенство и любовь к ближнему, масоны пренебрегали традиционными обрядами и показной набожностью. Отнюдь не ставя под сомнение христианские ценности, они не выказывали чрезмерного почтения к церковным догматам. Это предопределило их отверженность. В действительности же масоны не собирались бросать вызов ни церкви, ни религиозным устоям. Ложи, возникшие в Англии и Шотландии в начале XVIII века, были ничем иным, как разновидностью "джентльменских клубов", которые, как грибы после дождя, вырастали по всей стране. И причудливые, в чем-то эксцентричные ритуалы этих клубов были вполне обычным и модным явлением. Британская элита не усматривала ничего дурного в возникновении Общества вольных каменщиков, которое претендовало на происхождение от древней гильдии свободных каменщиков. ("Свободными камнями" – "free-stones" – именовались "привилегированные" строительные материалы: мрамор и известняк. Производным этого слова стало и название общества: "free-masons" или "frank-masons", "свободные масоны".)
Возникнув, ложа поспешила заявить о своем уважении к государственным устоям и христианским принципам. Один из создателей Большой ложи, взявший себе псевдоним Филолет, писал: "Что бы ни говорили о нас язычники и атеисты, мы остаемся голосом всех верующих христиан... Наша политика есть лучшая из политик: лояльность перед законом и подражание Христу, который не разрушал никаких правительств и признавал за кесарем законную власть". Правящий истеблишмент не выказывал никакой враждебности к ложе, в Общество вступали представители аристократии. Британские газеты рассказывают, что сам государственный секретарь Его Величества лорд Таунсенд принял делегацию масонов и отнесся к ней "вполне благосклонно". Этого удостаивались, между прочим, несмотря на британскую терпимость, отнюдь не все общества и клубы, создававшиеся в то время. Общество же занималось благотворительностью, поощряло "добродетель и любовь к ближнему" и ничем не компрометировало себя. Однако либерализм масонов вызвал опасения у Святого престола. Эта подозрительность усиливалась и превратилась во враждебность, когда ложа начала разрастаться и создавать свои филиалы в других странах – Франции, немецких княжествах, Италии и даже Испании. Тогда католическая церковь перешла в наступление, и главный удар направила на оплот масонов – Английскую ложу. Против Общества вольных каменщиков была развязана кампания "обличения". Масонские традиции высмеивались, распускались слухи об их невероятных кознях и заговорах, инициировались акты "народного негодования". Делалось это изощренно, с присущим иезуитам искусством и организованностью, и вряд ли масоны и сами успели осознать переворот, произошедший в общественном сознании. Закрытость и красочная торжественность масонских церемоний, описанная Львом Толстым в "Войне и мире", были реакцией вольных каменщиков на неприятие их окружающим миром. Пытаясь избежать чересчур пристального внимания и насмешек, они замыкались в себе, но чем более скрытно они себя вели, тем более сильный страх и ненависть окружали их. Цепь замкнулась. И если в Англии и Шотландии с их традиционной терпимостью и 1108928319умеренностью масоны могли действовать в сравнительно спокойной обстановке, то на континенте, где еще властвовали средневековые предрассудки и фобии, они все чаще превращались в изгоев. Папство достигло своей цели, но одновременно само создало из безобидного модного клуба грозную силу, воспринимаемую как авангард свободомыслия и либерализма. Вторая легенда – о некоем сокровенном знании, якобы хранимом масонами, – была изобретена самими вольными каменщиками. Частично это произошло из-за стремления обрести родословную – причем изначально предполагалось: чем древнее и загадочнее эта родословная, тем лучше. Романтизм эпохи создал второй миф о масонах: Андерсон, автор "Новой книги масонских конституций", выпущенной им в 1738 году, рассказывает, что "вольные каменщики" владеют "тайнами тайн" древних. Первым "гроссмейстером [великим мастером] ложи" в его интерпретации был Нимрод, передавший свои секреты великим правителям древности – от Соломона до Кира. Свою лепту в легенду, однако, внесла и банальная политика. Множество масонов вышло из среды якобитов, сторонников изгнанного из Англии короля Якова II. Окружая себя ореолом рыцарской доблести, масоны-якобиты обнаруживали в числе своих предков и крестоносцев Иоанна Иерусалимского, и тамплиеров, и даже царя Соломона и египетских жрецов. Начали возникать "исторические обоснования". Одно их них гласило, что горстка приверженцев казненного во Франции магистра ордена тамплиеров Жака Молле бежала в Шотландию и там возродила прежний орден под новым именем. Все это, однако, имеет больше отношения к романтике, чем к реальной истории. Наконец, основатели первых лож, в массе своей просвещенные и образованные люди, увлекались модными в то время "тайными учениями" – алхимией, утопическими теориями, сочинениями розенкрейцеров и стремились овладеть "тайным знанием". (Наибольшее рвение здесь выказали французские масоны.) Источником этого "знания" были, естественно, античные средиземноморские цивилизации. То была своего рода игра, и, как и увлечение символами, эта игра была данью времени. Но масоны преуспели в ней – и мистический ореол до сих пор плотно окружает Общество вольных каменщиков.

На пути к моральному абсолюту

Bijou fm 18emeВ действительности же подлинная цель братства не изменилась с момента его создания. Она – в достижении возведенного в абсолют морального идеала: любви и великодушия, прямоты и порядочности, терпения и терпимости, сострадания к слабому и уважения к сопернику, веры в человека и в создавшего все живое Творца. Достижение мира – но не ценой свободы, процветание – но не за счет унижения другого. "Два критерия определяют наш выбор при знакомстве с новыми братьями: незапятнанное имя человека и его вера в Бога, – говорит Барзилай. – Но если для большинства людей вера в Бога связана с религией, то вольные каменщики не относят себя ни к одной из конфессий. Всевышний для нас – воплощение высшей нравственности, к которой должен стремиться любой человек независимо от вероисповедания. Каждый вольный каменщик относится к проблемам мироздания в соответствии со своими взглядами и воспитанием, общее же для всех нас – вера в гуманистические ценности и стремление донести их до людей".
Исправить мир, сперва улучшив человека, а не наоборот, как проповедовали социалисты-утописты, чьи идеи оборачивались в практическом воплощении кровью, руинами и обезличением. Революционеры, несшие освобождение своим и чужим народам на штыках, делали ставку на идеальную систему, отношения рядовых граждан с которой должны были напоминать отношения между непогрешимым и добродетельным надзирателем в колонии для малолетних и его умственно отсталыми подопечными. Для вольных каменщиков достоинство человека настолько ценно, что даже помощь попавшему в беду брату они оказывают так, чтобы тот не узнал об этом и не почувствовал себя униженным. Тратя огромные средства на помощь нуждающимся, они при этом старательно избегают рекламы. Принимающий дар, считают масоны, должен испытывать благодарность, но не стыд. "Все домыслы, связанные с масонами, – не более чем домыслы, – убежден Биньямин Бейт-Алахми, ученый-религиовед из Хайфского университета. – Там нет никакой мистики, но есть огромное желание улучшить этот мир и помочь терпящим бедствие. Однажды я стал свидетелем того, как братья-масоны после очередной своей конференции обсуждали пути помощи каким-то людям и, признаюсь, был потрясен той запальчивостью и энтузиазмом, с которыми они это делали". Великое братство масонов отказалось от разделения людей по расам, нациям, религиям и социальному положению. Значит ли это, что в ложу может быть принят любой желающий? "Разумеется. Но для того, чтобы понять наши идеи и следовать им, нужен определенный интеллект. Поэтому у нас так много общественных деятелей, политиков, людей науки и искусства", – объясняет Ицхак Барзилай. Если верить великому магистру ложи, то в братстве, подобно не знавшему ссор и ненависти библейскому раю, мирно сосуществуют представители всех политических партий и направлений: либералы и консерваторы, "ястребы" и "голуби", приверженцы силы и сторонники компромисса. "Тут нет никакого противоречия, – доказывает он. – Братья исповедуют одну систему ценностей, с уважением относятся к человеческой жизни и достоинству, лишены предрассудков, и в то же время они – патриоты своей страны и ее законопослушные граждане. Последнее является непременным условием членства в ложе. Политические же разногласия не имеют значения. Например, у нас есть член партии "Ликуд", который дает рекомендации своему коллеге из "Аводы". Свои расхождения по проблемам мира и безопасности свободные каменщики оставляют за пределами ложи. Запрещены и дебаты по религиозным и национальным вопросам. В израильское братство входят евреи, христиане, мусульмане и друзы. Одним из руководителей ложи был арабский адвокат Джамиль Шахуб. Естественно, что политические дискуссии немедленно превратили бы царящую здесь гармонию в подобие кнессета...

Жидо-масонский заговор или союз отверженных?

RL LIBERTE CHERIEМасоны пришли в Эрец-Исраэль за тридцать лет до того, как Теодор Герцль открыл Первый сионистский конгресс в Базеле. А в 1891 году в выжженной солнцем и опустошенной турками Палестине с ее редким мусульманским населением, малочисленной христианской общиной и горсткой религиозных евреев насчитывалось уже четыре (!) масонские ложи. Трудно сказать, кто их основал и кого они могли представлять в стране, где подлинными хозяевами были разбойничьи шайки бедуинов. Но уже в 1906 году появилась первая еврейская масонская ложа "Баркаи" ("Утренняя звезда"), а в 1914 году – еще одна, "Кармель". Проспавшая чуть ли не два тысячелетия Святая Земля проснулась в 1917 году. Вслед за Декларацией Бальфура вместе с британскими чиновниками, офицерами и учеными в Палестину стали прибывать и члены английского и шотландского братств вольных каменщиков. С 1925 года масонские ложи росли с необыкновенной быстротой. Только в одном 1933 году были основаны семь из них. Тогда же возникла и Большая национальная ложа Эрец-Исраэль, вобравшая в себя множество разбросанных по стране лож и действовавшая до 1953 года. Накануне Второй мировой войны она получила мощное подкрепление в лице евреев-масонов, бежавших из нацистской Германии. Значительно более остро, чем их мешкавшие с отъездом соплеменники, они осознавали, что обречены. Не только из-за происхождения, но и из-за участия в "еврейско-масонском заговоре". Парадокс в том, что все эти люди стали не только жертвой мифа, но и его порождением...
Еще в начале XX века евреи Германии с показным пренебрежением сторонились братства вольных каменщиков. Себя они ассоциировали с Германией, а масонов – с международной организацией, обладающей сомнительной репутацией и неясными целями. Ситуация круто изменилась после Первой мировой войны. Германские евреи с удивлением обнаружили: их не только не считают полноправными гражданами Веймарской республики, но и рассматривают в качестве враждебной силы, что до сих пор было уделом только вольных каменщиков. Привыкнув читать о "масонском заговоре против Германии", они "узнали", что виновны в поражении страны и сами являются участниками заговора против нее. Первым, кто обратился к немцам с призывом противостоять "двухголовой гидре", был ежемесячник "Хаммер". Здесь впервые была высказана бредовая идея, ставшая уже привычной для нашего слуха, – о "еврейских финансистах, подкупивших национальную интеллигенцию, чтобы под маской либеральных идей разрушить Германию". Вслед за "открытием" "Хаммера" последовала серия выступлений лидеров движения "Общество против еврейского диктата", а нокаутирующем ударом для добропорядочных германских граждан Моисеева вероисповедания стало заявление князя Отто Орстмайера о том, что мировое еврейство якобы поддерживает масонов с целью свержения законной власти в Германии. Превращенные в козлов отпущения, евреи, еще недавно с высокомерием отворачивавшиеся от вольных каменщиков, увидели в последних своего естественного союзника. "Протоколы сионских мудрецов", появившиеся на прилавках германских магазинов, еще больше усилили в еврейской среде ощущение изоляции и симпатию к масонам. Миф о "жидо-масонском заговоре" не сделал этот заговор реальностью, но сблизил между собой жертв безумной демагогии. В масонские ложи традиционно вступала наиболее привилегированная часть общества: аристократия, дворянство и люди искусства – те, кто практически не встречались с евреями в повседневной жизни и ничего о них не знали. Впоследствии многие члены немецкой ложи помогли своим еврейским братьям выжить в условиях нацистского режима, а бежавшие в Палестину евреи-масоны стали, в свою очередь, проводниками идей великого братства. К моменту обретения Израилем независимости, кроме Большой национальной ложи Эрец-Исраэль, в стране действовали еще пять лож под покровительством шотландских свободных каменщиков. 20 октября 1953 года на торжественной церемонии в зале здания ИМКА в Иерусалиме бывший мастер шотландского братства лорд Эльгин Вэкинкардин объявил о рождении Большой ложи Государства Израиль. Первым ее руководителем стал глава хайфского муниципалитета Шабтай Леви. Мировое братство вольных каменщиков признало Большую израильскую ложу так же, как пятью годами раньше международное сообщество признало Государство Израиль. 26 октября прошлого года ложа в присутствии представителей средств массовой информации и гостей отметила полувековой юбилей израильского братства. "Время мира придет к нам, и мы верим в безопасное и достойное будущее, – говорит Ицхак Барзилай. – Мы надеемся, что придет время, и мы воздвигнем в Иерусалиме "Чертог мира", который станет международным центром паломничества вольных каменщиков со всей Земли". Тот, кто сочтет эти надежды утопией, недооценивает масонов. Очерченный золотым циркулем невидимый круг проходит по почти 80 израильским городам, арабским деревням и друзским поселениям, а воронка золотого угольника вбирает в себя тысячи братьев, не делая различий между их религией, национальностью и происхождением. Многие из них обладают значительным весом и положением в обществе, представляют интеллектуальную элиту страны. Они могут влиять на события и претворять в жизнь идеи братства. Есть ли среди них те, кто определяет сегодня политику Израиля? Если мы и получим ответ на этот вопрос, то только спустя десятилетия. Вольные каменщики предусмотрительно скрывают свои имена, чтобы излишняя огласка не повредила их репутации и не сказалась на карьере. 1108927914Но иногда достаточно увидеть одного из героев пьесы, чтобы догадаться о ее содержании. Членом масонского братства, к примеру, являлся... иорданский король Хусейн. Золотой циркуль и меч Саладдина . У ныне покойного короля Хусейна было немало титулов, которыми его награждали во время официальных церемоний. Но никто и никогда не говорил вслух о том, что король – почетный великий магистр Большой арабской ложи. Падение советской империи расчистило вольным каменщикам путь в Восточную Европу, и последней "терра инкогнита" для них остается арабский Восток. Королевство Иордания – первая брешь, пробитая масонами в крепости ислама. Первая и, если не считать европеизированную Турцию, где действуют две ложи, единственная. Большие и малые деспоты Ближнего Востока так же непримиримы к масонам, как в свое время погруженная в летаргический сон консервативная Европа. Первое знакомство арабских тиранов с целями и принципами ложи привело к тому, что двери в эти страны захлопнулись перед масонством, а самих братьев постигла участь первых христиан, которых римляне бросали на съедение хищникам. В 1974 году прекратила существование иракская ложа вольных каменщиков, к тому времени уже пустившая здесь довольно глубокие корни. "Революционный режим" объявил масонов "врагами иракского народа", и о судьбе их до сих пор ничего не известно. Менее чем через десять лет после этого под аналогичным предлогом было уничтожено иранское братство. Правда, иранские свободные каменщики оказались более предусмотрительными. Многие из них, памятуя об участи братьев по другую сторону границы, успели эмигрировать из страны и ускользнули от аятоллы Хомейни. Среди них – руководитель ложи Хусейн Дефтриан, возродивший иранское братство в Бостоне.
В Сирии с масонством было покончено еще в 1953 году. До этого здесь действовали восемь лож под покровительством шотландских каменщиков и семь – под эгидой нью-йоркской ложи. Кратковременный расцвет завершился "разоблачениями", пытками и смертными приговорами. Аналогичная судьба постигла братьев в Алжире и Тунисе. Первой же арабской страной, с восторгом подхватившей миф о сионистско-масонском заговоре, была Саудовская Аравия.

 MASON Records

Другие материалы в этой категории: « Дэн Браун " Код да Винчи" Глава 82-95
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Для работы со звуком
для деловых людей и интересные факты

Войти или Зарегистрироваться